Поделиться:
 

Буйон Посмотреть на карте

В 1641 г. глава семейства де ла Туров, носивший титул князя Седанского, отчаявшись отобрать у епископов Бульон, договорился об уступке епископу своих прав на него в обмен на получение компенсации в 30 тысяч ливров — той самой, которую его предшественники не смогли получить в XV веке. Эта договорённость встревожила кардинала Мазарини, который в 1651 г. убедил де ла Тура передать Седан и прочие стратегически расположенные владения в Арденнах французской короне в обмен на титул герцога Альбре и Шато-Тьерри, графа Эврё, а также обещание при первой же возможности отвоевать у епископов заветный Бульон.

Третий герцог Бульонский из рода де ла Туров взял в жёны племянницу кардинала Мазарини.

Третий герцог Бульонский из рода де ла Туров взял в жёны племянницу кардинала Мазарини.

В 1658 г. епископ выплатил де ла Туру 150 тысяч гульденов, однако тот продолжал именовать себя герцогом Бульонским. Во время Голландской войны французские войска (не без участия Тюренна) взяли Бульон и «восстановили на престоле» его брата де ла Тура. Это развитие событий было узаконено Нимвегенским миром (1679). Стратегически расположенный Бульон был занят французскими войсками, а де ла Тур, даже не захотевший посетить своё герцогство, чеканил в Париже монету «герцогства» с собственным профилем.

Взятие Бульона позволило де ла Турам формально покинуть ряды французского дворянства и вернуться в число европейских суверенов. Когда-то они владели Овернью, из их рода происходила мать Екатерины Медичи, но фикция управления герцогством за пределами Французского королевства сделала их «суверенное» положение ещё более надёжным, чем в те годы. Для браков они подбирали исключительно «равных по статусу» иностранных принцесс — немецких, польских, лотарингских. В Париже они построили достойный их положения Елисейский дворец. В 1757 году глава семейства наконец посетил Бульон, не обращая внимания на протесты льежского епископа.

Герб 6-го герцога Бульонского.

Герб 6-го герцога Бульонского.

В 1786 г. герцог Бульонский, достигнув преклонного возраста и не имея детей либо близких родственников, усыновил британского капитана по имени Филипп Довернь, на основании семейного предания признав его своим дальним родственником. Во время Революционных войн Бульон оккупировали французские войска, и вопрос о целесообразности сохранения здесь герцогства некоторое время оставался открытым, благо герцог показал свою лояльность к революционерам. Через 7 лет после смерти герцога (наступившей в 1802 г.) Наполеон, не желая иметь соседом Франции герцогство во главе с англичанином, объявил все владения де ла Туров выморочным имуществом и изъял их в казну.

Венский конгресс в своём стремлении к реституции довоенных границ Европы не мог обойти вопроса о судьбе Бульона. Территорию города было решено включить в состав Соединённого королевства Нидерландов, а вопрос о титуле герцога Бульонского передавался на рассмотрение арбитража, составленного из представителей великих держав. В то время, помимо капитана Доверня, на герцогский титул претендовал кузен последнего герцога — принц Роган, генерал австрийской армии.

Во время арбитражных слушаний чаша весов склонилась в пользу Рогана. Разорённый судебными издержками Довернь осенью 1816 г. застрелился, однако судебные тяжбы вокруг герцогского титула продолжались в льежских судах на протяжении ещё 10 лет. Права Роганов на титул герцога Бульонского ещё долго оспаривали прочие родственники де ла Туров — герцог Бурбонский, герцог де ла Тремуй, принцесса Конде и принцесса де Пуа.

Интересные факты

  • Омонимия названия крепости со словом бульон приводила к курьёзным случаям. Русский поэт Семён Раич в переводе тассовского «Освобождённого Иерусалима» писал про Готфрида: «Вскипел Бульон, течёт во храм…».


  • Добавить комментарий
    Комментарий
    Отправить